Советник при ректорате РГУФКСМиТ Владимир Губа: Лучший подарок на день рождения – телефонный звонок

Советник при ректорате РГУФКСМиТ Владимир Губа: Лучший подарок на день рождения – телефонный звонок

В проекте «Герой дня» – Владимир Губа, советник при ректорате Российского государственного университета физической культуры, спорта, молодежи и туризма, 15 лет заведовавший кафедрой анатомии, биомеханики и информатики Смоленского института физкультуры, сын основателя и первого ректора академий физической культуры в Смоленске и в Малаховке Петра Губы. Он вспоминает отца, который был еще и почти профессиональным актером, кается в своей самой вредной привычке, поясняет, за что любит рыбалку, и поднимает тему «синдрома Робертино Лоретти» в спорте.

Родители всю жизнь в спорте, у нас династия. Папа организовал Смоленский институт физкультуры и 20 лет был его первым ректором (сам он закончил институт имени Лесгафта). Позже он создал и Малаховскую академию физкультуры, она первые 13 лет была филиалом Смоленского института физкультуры.

В 1956 году отец поехал в ГЦОЛИФК, где только ввели предмет «Биомеханика». Не найдя никого из преподавателей, он, уже шесть лет будучи ректором, месяц отучился на курсах повышения квалификации и с 1956 года стал преподавать биомеханику в своем институте.

Папа знал наизусть всего Есенина, Пушкина, Лермонтова. Его несколько московских и ленинградских театров приглашали на серьезные роли – царей в том числе, он очень любил выступать на сцене и играл почти профессионально.

Поскольку отец был большим начальником, я его почти не видел – он был на работе с утра до вечера. А мама закончила ГЦОЛИФК еще на Казакова, всю жизнь проработала преподавателем физической культуры и тренером по волейболу в Смоленском государственном университете, даже некоторое время тренировала женскую сборную Смоленской области.

С четвертого или пятого класса я все лето проводил в спортивно-оздоровительных лагерях государственного университета, где работала мама. Уже мог спокойно участвовать во всех спортивных мероприятиях, потому что был достаточно подготовленным: с детского сада до третьего класса занимался плаванием (кстати, в одной группе с нынешним заведующим кафедрой плавания ГЦОЛИФК Олегом Игоревичем Поповым), потом четыре или пять лет – легкой атлетикой.

С девятого класса играл в волейбол – до этого мама мне в этом препятствовала. Она считала, что в командных видах спорта в провинции вряд ли можно добиться хороших результатов, нужно ехать в столицу. Но, несмотря на это, в 10 классе я уже попал в юношескую сборную России.

Меня дразнили Длинным, поскольку я одним из первых стоял на физкультуре. На самом деле роста я среднего для волейбола – 186 сантиметров, поэтому рано ушел из этого вида спорта.

Учился на тренерском факультете Смоленского института физкультуры по направлению «спортивные игры». После института сразу ушел в армию – в ракетные войска. Месяца три прослужил вдалеке ото всех, в лесу, в зоне химзащиты. В роте было четыре человека с высшим образованием и 24 – с образованием 6-7 классов, практически никто писать не умел. Некоторые впервые ехали на поезде, когда нас туда везли. Но общались без проблем, и день был настолько распланирован, что и соображать не надо – за тебя уже все решили.

После армии вернулся на кафедру анатомии и биомеханики сначала инженером, потом преподавателем, потом уехал в аспирантуру во ВННИФК и там защитился. Кандидатом наук стал в 26 лет, доктором – в 39. Подготовил около 60 кандидатов и докторов наук – это только те, у кого я указан на титульном листе как научный руководитель. Очень многим дал путевку в жизнь, но, к сожалению, немногие об этом помнят.

Специализацию сдавал три раза. В первый раз – как вступительный экзамен и одновременно кандидатский минимум. Через полтора года выяснилось, что так делать нельзя, я сдал повторно, опять на пятерку. А уже когда выходил на защиту, выяснилось, что и второй раз не засчитан, потому что в комиссии не было представителя административно-хозяйственной части. Когда пришел на экзамен в третий раз, раздался истерический смех всей комиссии, которую возглавлял мой научный руководитель Игорь Павлович Ратов, и меня оттуда просто прогнали.

Первая и последняя любовь – жена. Мы познакомились с ней  в средних классах школы. А потом во время учебы в институте поженились – она была на первом курсе, а я на втором.

В прошлом году отметили 40 лет совместной жизни. У нас крепкая семья – наверное, потому, что мы абсолютно разные. Два разноименных заряда. Она человек прагматичный и «правильный», а я – нет. Жена сглаживает все мои минусы.

Сын закончил мою же специализацию, кандидат педагогических наук, доцент. Он два года работал под руководством Валерия Кузина: Кузин вместе с Леонидом Тягачевым открыл в Москве два магазина спортивных сувениров от Смоленского бриллиантового завода, один до сих пор работает при Олимпийском комитете, а второй был в издательстве «Фис» до его закрытия. Там продавались сувениры из драгоценных камней, которые дарили участникам Олимпийских игр – значки, заколки, перстни, печатки. Сын два года был директором этих магазинов.

В 40 лет ушел из института – почувствовал, что мне уже некуда расти, надоело однообразие. Друг, который стал мэром города, позвал меня к себе, и я решил попробовать себя в другой роли. Но работа в администрации для меня – зря потраченное время, практически сразу почувствовал, что это не мое.

Был очень благодарен новому ректору Гуманитарного университета, который меня пригласил на должность проректора. Он ходил и уговаривал меня – ты же профессор, что ты тут делаешь, приходи ко мне!

С ГЦОЛИФК связан с 1977 года, На третьем курсе отец меня отправил сюда на курсы повышения квалификации на месяц. Лекции читали Дмитрий Дмитриевич Донской, Владимир Михайлович Зациорский, и меня, естественно, захватил этот предмет. Дмитрий Дмитриевич у меня был руководителем дипломной работы, хотя я был студентом Смоленского университета физкультуры.

Со всей профессурой биомеханики познакомился в 20 лет. Я приезжал на «четверги» Зациорского, отец и я были дружны с Вадимом Константиновичем Бальсевичем, он был оппонентом у меня на докторской и у сына на кандидатской. Общался с Леваном Владимировичем Чхаидзе – очень сильным биомехаником из плеяды Донского.

Моя первая брошюрка «Что может Ваш ребенок?» вышла в 1991 году в издательстве «Советский спорт» тиражом 100 тысяч экземпляров, и через три месяца ее невозможно было купить – при том, что даже сейчас 1000 экземпляров считаются очень хорошим тиражом для спортивной литературы. В этом году выйдут два учебника – по теории и методики футбола и по спортивным играм.

Основная ошибка наших тренеров, которые отбирают юные дарования – в том, что они берут детей, отличающихся от других по показателям физических тестов. А сейчас уже доказано, что хорошие результаты показывают дети, которые раньше биологически созрели, а будущее – за теми, кто созревает позже. От силы 5-7 процентов спортсменов, которые попадают в юношеские сборные, дорастают до основной команды, все остальные – балласт. Это как синдром Робертино Лоретти в спорте.

Ребенка подстегивают, он участвует массе соревнований и не выдерживает, происходит «ломка». А тренер не понимает, почему результаты не растут – не растут, потому что уже выросли раньше. И никто из тренеров не хочет этого понимать.

Люблю рыбалку, а в рыбалке – общение. Я восемь лет просидел в лодке с ректором Смоленского государственного университета, восемь – с деканом. Один старше меня на 15 лет, другой на 30, мне всегда нравилось общаться с людьми, которые старше и умнее меня. Сидишь в лодке три-пять часов, а напарник что-то рассказывает, и интересно рассказывает! А если удавалось что-то поймать – совсем хорошо…

Последние 10 лет очень увлекся путешествиями по Европе. Хочется побывать в северных странах – Норвегии, Швеции. В который раз друзья из Питера зовут меня съездить в Финляндию. Там воевал мой отец – он в 1939 году был командиром десантного батальона своего института.

Лучший подарок на день рождения – это телефонный звонок. А вещей дарили много, не могу выделить что-то одно. Люди, мне кажется, всегда поздравляют от чистого сердца, дорого само внимание. Но самые ценные подарки, конечно, получаю от жены и сына.

Рад любому подарку, пусть это даже сувенирный спичечный коробок… Хотя я не курю. В армии покурил немножко, мне что-то не понравилось, и со спортом это несовместимо. Крепкие спиртные напитки прекратил употреблять лет 15-20 лет назад, поскольку постоянно за рулем. В честь праздника могу выпить бокал сухого вина или шампанского. Но вредная привычка есть – занудство!



Sportedu: vKontakte Sportedu: Facebook Follow sportedu_ru: Twitter Sportedu: YouTube


Rambler's Top100