Доцент РГУФКСМиТ Октай Мирзоев: Не думаю, что моя помощь турецкому чемпиону мира в беге на 200 м противоречит тому, чем я занимаюсь в России

Доцент РГУФКСМиТ Октай Мирзоев: Не думаю, что моя помощь турецкому чемпиону мира в беге на 200 м противоречит тому, чем я занимаюсь в России

В августе в Лондоне прошел XVI чемпионат мира по лёгкой атлетике, который стал для всего мира точкой отсчета чего-то нового. 19 россиян выступали под нейтральным флагом, не посмев надеть форму с триколором. Легендарный Усэйн Болт впервые неожиданно стал третьим. А у Турции появилась первая золотая медаль в легкой атлетике – в беге на 200 метров. Ее взял выходец из Азербайджана, а ныне турецкий поданный Рамиль Гулиев. Победа разделила азербайджанцев: одни ей радовались, другие считали золото простым стечением счастливых обстоятельств.

С Гулиевым и его тренером Олегом Мухиным вот уже несколько лет работает доцент кафедры теории и методики легкой атлетики имени Николая Озолина Российского государственного университета физической культуры, спорта, молодежи и туризма Октай Мирзоев. Он также возглавляет комплексную научную группу сборной России по лёгкой атлетике –спринтерский и барьерный бег.  В интервью сайту РГУФКСМиТ Октай Мирзоев рассказал, можно ли совмещать работу с атлетами из разных государств, есть ли в спорте границы и даёт ли новое гражданство новую Родину?

 

— Вы работаете с «турецким» Гулиевым, с федерациями легкой атлетики в России и Турции. Делитесь секретами, связанными с техническим и тактическим мастерством, которые определяют результат. Это этично в спортивном мире?

— Представьте, что вы провели определенные исследования, написали достаточно квалифицированную статью,  опубликовали всё это в открытой печати. И настолько ваши исследования понравились, что их взяли на вооружение несколько спортсменов из других стран. Получается, что вы их также снабжаете информацией. Тем более, что сейчас информационное пространство открыто и можно найти всё, что угодно. При этом я не думаю, что те моменты, которые оказали помощь и Гулиеву, и  его тренеру Олегу Мухину, противоречат тому, чем я занимаюсь в России. Та информация, которая предоставляется им, предоставляется и нашим спортсменам тоже, и даже больше. На мой взгляд, это говорит о том, что наша советско-российская школа, в частности научно-методическая, мягко говоря, не отправились на тот свет. Главное, что она востребована и приносит пользу.

В чем конкретно заключается ваша работа с Гулиевым?

— Наша совместная работа длится давно, в особенности наше сотрудничество активизировалось после выхода Рамиля на официальные международные соревнования под флагом Турции. Гулиев после 2009 года переехал в Турцию, и Азербайджанская легкоатлетическая федерация фактически запретила ему выступать за Турцию. Рамилю пришлось ждать чуть больше трех лет. Поэтому основная работа началась в 2014 года. Удалось связать науку с практикой и практику с наукой. Так как у нас с тренером Рамиля Олегом Мухиным идеи соприкасаются, совместная работа не противоречит ни его мыслям, ни моим мыслям. Мы не только друзья больше 30 лет, но еще и единомышленники на практике и в науке. У нас достаточно много совместных публикаций в ряде изданий и имеются три патента на изобретения. Как раз в канун победы Гулиева вышла наша совместная статья в журнале «Теория и практика физической культуры» о тренажере, который помогает Гулиеву в его подготовке.

А в чем особенности тренажера?

— Нами было введено понятие лордозный бег. Это бег не в критическом состоянии, когда позвоночник полностью имеет изгиб. Такой бег позволяет полностью сохранить «жесткость» позвоночного столба. Это создает своего рода упругость позвоночному столбу и положительно влияет на техническое мастерство и физическую подготовленность бегуна. Одной из составных частей тренажера является валик, который прикрепляется между четвертым и пятым позвонком посредством резин, которые крепятся, в свою очередь, к коленному суставу и стопе. Вся эта конструкция позволяет общему центру массы тела двигать спортсмена вперед, уменьшая его собственные энергозатраты. Такой бег позволяет дольше удерживать скорость тела. Образно, это как электрическая и ручная мясорубка. Разница же есть? Тренажер применяли отдельные спринтеры сборной страны, которые стали победителями и призерами чемпионата России. А победа Рамиля подтвердила его эффективность и необходимость в использовании в современных условиях тренировочного процесса. По-моему, доказательство очевидно.

У Турции это первая золотая медаль в легкой атлетике. Мы знаем, что страна очень щедро отблагодарила Рамиля. А как отнеслись к победе в Азербайджане?

— К моему великому сожалению, в Турции к победе Рамиля отнеслись гораздо лучше, чем в Азербайджане. Не случайно в Турции победу Рамиля сравнили с главными успехами турецкого футбола – триумфом «Галатасарая» в Кубке УЕФА-2000 и бронзовыми медалями сборной Турции на ЧМ-2002. Ему устроили шикарный прием в Стамбуле. Первым его поздравил президент Турции Реджеп Эрдоган, затем премьер-министр Бинали Йылдырым. Турецкий клуб «Фенербахче», за который выступает Рамиль, тоже устроил теплый прием. На следующий день после победы его поздравил и президент Азербайджана Ильхам Алиев. Много поздравлений было от спортсменов Азербайджана и простых людей, которые очень эмоционально отреагировали. Рамиль очень любит свою родную землю. Победив, он поднял вверх два флага – турецкий и азербайджанский. Жаль, но Азербайджанская федерация лёгкой атлетики не так отреагировала, как следовало бы.

Мне кажется, что реакция была даже негативной…

После чемпионата мира была пресс-конференция, где вице-президент Национального Олимпийского комитета, заявил, что победа Рамилю досталась лишь потому, что Усэйн Болт и Джастин Гэтлин не вышли на дистанцию.  Надо быть настолько не профессионалом в этой сфере, чтобы говорить такое. Усэйн Болт на самом деле великий, но раз он не выступал в беге на 200 метров, значит его состояние не отвечало тем требованиям, которые он предъявляет себе. А требование у него одно – выиграть. Подтверждением моих слов стало его невыразительное выступление в финале бега на 100 метров. При этом и Усэйн Болт, и Джастин Гэтлин изначально говорили о том, что 200 метров не побегут. Но, к счастью, Рамиль и Олег Мухин, между прочим заслуженный тренер Азербайджана, доказали, что они сильнейшие на планете в беге на полкруга. Безусловно, говорить о том, что у Рамиля не было соперников в беге на 200 метров, это мягко говоря, некорректно.

Почему?

В финале из восьми человек – четверо превосходили личный результат Рамиля в этом сезоне. Плюс, в этом забеге бежал  Вайде ван Никерк из ЮАР – рекордсмен мира в беге на 400 м, который в прошлом году показал феноменальный результат – 43,03. Второй претендент – это бегун из Ботсваны Исаак Маквала. И вот именно они должны были занять первое и второе место, а Рамиль должен был теоретически стать только третьим. Когда мы обсуждали претендентов с Олегом Мухиным, я постарался донести до него свою точку зрения по психологическому и физическому состоянию соперников. Более того, я постарался дать свои рекомендации в цифровых значениях, определяющих особенности бега Никерка и Маквалы по различным отрезкам дистанции. Одним словом, кто как бежит, и что они могут показать. Мы все сопоставили и поняли, что Рамилю нужно было сделать главный акцент на первой половине дистанции – участок бега в 0-100 метров, бег по виражу. Было выделено, прежде всего, два аспекта: первый – необходимо было соблюсти один технический, он же тактический, момент по виражу, не буду говорить какой, и второй – надо было первую стометровку бежать именно по тому сценарию, который мы с Олегом составили. Рамиль молодец, он выполнил поставленную задачу. Так как Рамиль лучше бежит вторую половину дистанции – прямую, а именно отрезок 100-200 метров, и если он вираж пробегает так, как было задумано, то мы знали, что медаль будет у нас в кармане.

Когда вы рассматриваете детально технику бега соперников, то что конкретно вы высчитываете?

– Главное, это движение спортсмена по виражу. На второй половине дистанции необходимо учитывать скорость ветра, свои потенциальные возможности, кто и как пробегает отдельные участки дистанции и многое другое. Важно еще победить и в полуфинальном забеге, чтобы в финале досталась более удобная и комфортная дорожка. Соревнования в беге на 200 метров проходили в три круга. Как я уже говорил, при непосредственной подготовке к чемпионату мира в Лондоне, мы знали, кто будет бежать 200 метров и с учетом этого стали постепенно собирать и анализировать информацию по главным соперникам. Например, ошибкой, если можно так сказать, Никерка, главного претендента на золото в беге на 200 метров, было его участие в беге на 400 метров, что является основной дистанцией в его спортивной карьере. Но после завершения соревнований в Великобритании, он признался, что больше экспериментировать не будет, имея в виду выступления сразу на двух дистанциях на столь масштабных соревнованиях. Представьте себе, что Никерк пробежал три раза по 400 метров и, мягко говоря, уже «наелся».  Когда мы с Олегом обсуждали, я сказал, что Никерк достаточно грозный соперник, но бороться с ним Рамилю будет по силам.

А Маквала?

Исаак Маквала, кстати, тоже представитель бега на 400 метров. И он в числе многих других спортсменов заразился инфекцией, и его к этой дисциплине не допустили. По законам Великобритании, если ты попал в карантин, то 48 часов следует находиться в изоляции. Но так как он пропустил забег на 400 метров, то после ему пошли навстречу и дали возможность пробежать одному, вне программы, 200 метров. В итоге он попал в полуфинал, который бежал в этот же день. Представьте его эмоциональное состояние. Поэтому с Маквалом, хотя и сильным соперником, бороться можно было. Здесь стоит отметить, что Рамиль, уже выступая после чемпионата мира на этапах Бриллиантовой лиги IAAF, вновь выиграл у Маквала. Видно, ни Маквале, ни Никерку не удастся повторить успех экс-рекордсмена мира в беге на 200 и 400 метров американца Майкла Джонсона, который очень успешно выступал на двух дистанциях.

– Есть ли разница в работе с турецкими, азербайджанскими и российскими спортсменами? Есть какие-то отличия в работе федераций этих стран? Сотрудничают ли они между собой?

– Каких-то сотрудничеств у этих федераций между собой точно нет. Россию и Азербайджан объединяет то, что мы все кружились в одном кругу – советском. В России работа складывается иначе, чем в Турции. Если Гулиев придет в Турецкую федерацию и скажет, что ему необходимы сборы в каких-то конкретных странах, то ему ответят: «Нет проблем, пожалуйста» Например, одним из спонсоров Турецкой федерации является известная турецкая авиакомпания. В России команда выезжает на сборы централизовано. Эти сборы финансирует государство в лице Минспорта, в частности, Центра спортивной подготовки сборных команд страны.

– А в тренерской работе?

– В Турции работа тренеров полностью аккумулирована на клубах. Взять тот же «Фенербахче», для них легкая атлетика не самый прибыльный вид спорта, как, например, футбол. И вот те деньги, что зарабатывает, к примеру, футбол, они перераспределяют на плавание, атлетику и другие виды. Более всего, турецкий клуб имеет разветвленную сеть спортивных магазинов, которые также пополняют бюджет клуба. В России такого нет. Государство полностью взяло на себя расходы по организации и проведению учебно-тренировочных сборов, выступлений на соревнованиях, включая питание, проживание, экипировку, медицинское и научное обеспечение и другое. Плоды приносит? Грех жаловаться. А в Турции приносит такая политика плоды? Турецкая легкая атлетика не такая уж сильная, чтобы сказать, что да, там тоже есть результат. Нельзя забывать, что мы прошли советскую школу, которая создала отличную систему спортивной тренировки – как научную, так и теоретическую, и практическую. Сегодня мы живем этим багажом. И уровень знаний наших тренеров на порядок выше, чем у тренеров, которые работают в Турции.

– Личный вопрос. А на чемпионате мира за кого болели – Азербайджан, Россию или Турцию?

– Само собой, болел за Гулиева. Из Азербайджана выступали четыре спортсмена. Один – натурализованный кубинец, одна натурализованная украинка, один натурализованный эфиоп и мальчик, коренной бакинец. Он очень одаренный, в этом году стал чемпионом Европы среди молодежи в тройном прыжке. Я болел за бакинца, но не за них. Естественно, я всей душой болел за Сергея Шубенкова. Он выступал в беге на 110 метров с барьерами, я просто не мог не болеть за него. Болел за Лысенко, молодого прыгуна в высоту. Я видел, как он тренировался, как с ним возился его тренер. Очень болел за метателя молота Валерия Пронкина, который занял второе место. Для него эта медаль «выше крыши». Я, конечно, болел за россиян, мне очень хотелось, чтобы IAAF обратила внимание на успехи отечественных легкоатлетов и в следующем году решила бы вопрос допуска наших спортсменов на международную легкоатлетическую арену.



Sportedu: vKontakte Sportedu: Facebook Follow sportedu_ru: Twitter Sportedu: YouTube


Rambler's Top100